Achtung! Осторожно! Офшор!

Привет! Сегодня у меня будет небольшой материал для эстонских предпринимателей на тему офшоров. Вы еще не обзавелись собственным офшором? Если не обзавелись, то, конечно, можете дальше не читать, хотя … хотя я все-таки посоветовал бы вам дочитать сегодняшний материал до конца, ибо может оказаться, что вы уже давно участвуете в сделках с офшорными фирмами, но только просто еще об этом не подозреваете …

Обращаю ваше внимание на то, что статья, которую я хочу предложить сегодня вашему вниманию, не моя, а доктора экономических наук Владимира Вайнгорта. Данная статья была опубликована сегодня на портале dv.ee и называется :

«Эстонский офшор для русского бизнеса»

В нашем бизнес-пространстве растёт доля участия российских фирм. И соответственно увеличивается количество сделок с использованием безналоговых зон. В нашем бизнесе после 2000 года (то есть после отмены налогообложения прибыли юридических лиц) использование офшорных схем стало довольно редким делом. В некотором смысле Эстония теперь сама рассматривается предпринимателями многих стран как офшорная территория, и созданные ими здесь фирмы часто используются для «осаживания» прибыли на их счетах.

Но у русского бизнеса есть национальная особенность: ни одна уважающая себя российская фирма не живёт без сопровождения свиты офшорных компаний. С этим офшорным шлейфом они приходят сейчас и на эстонский рынок.

Самая распространённая схема отношений при этом проста, как облупленное яйцо: российский производитель направляет свой товар на таможенный склад в Эстонии, где его приобретает офшорная компания, которая немедленно сбывает товар там же на таможенном складе эстонской фирме. При этом цена каждой операции растёт таким образом, чтобы часть прибыли (иногда главная её доля) оседала у офшора. Затем эстонское предприятие ведёт честный бизнес в Эстонии, в Евросоюзе и «далее — везде», зарабатывая по мере возможности свою долю прибыли, которую иногда в виде кредитов, а иногда в виде дивидендов забирает российская материнская фирма-оператор или физическое лицо — учредитель и собственник эстонского предприятия. Схема порой усложняется: то ли за счёт включения в неё ещё одной или нескольких офшорных фирм, то ли включением фирм из России или Эстонии, но смысл операции от того не меняется, и отследить цепочку связей не представляет большого труда.

Многие эстонские предприниматели наивно считают, что они законов Эстонии не нарушают и от неприятностей (в том числе от налоговых рисков) защищены абсолютно, поскольку приобретают товар у офшора без предоплат, рассчитываясь только за реально поступившие на склады эстонских фирм материальные ценности. А каким образом и где товар приобрёл офшорный поставщик, они не интересуются, так как никто и ничто их это делать не обязывает, тем более правовую состоятельность офшорной фирмы, как правило, они проверяют и правомочность лиц, подписывающих договора и счета, также устанавливают.

Разговаривая с участниками таких сделок, поражаешься их святой простоте. Им не приходит в голову вопрос: почему эстонский предприниматель, прекрасно зная все реквизиты российской фирмы (поскольку оттуда даются гарантии, туда отправляются бракованные изделия и т.п.), легко соглашается на участие в их отношениях офшорного посредника и каким образом эстонский предприниматель сможет доказать, что такой посредник не его (эстонской фирмы) клон, а, наоборот, является продолжением российского товаропроизводителя? Между тем сделка «через офшор», как правило, снижает (или вообще убирает) прибыль эстонской фирмы и, следовательно, является сознательным уходом от подоходного налога в Эстонии с потенциальных дивидендов.

Мы обсуждали проблему, возникающую при таких сделках, с несколькими специалистами в области налогообложения и пришли к выводу, что объясняться с налоговым администратором эстонскому предпринимателю рано или поздно придётся обязательно и оправдываться ему придётся одним способом: доказывая, что он — скажем осторожно — абсолютно некомпетентен и не ведает, что творит, а потому не понимает, что участвует в мошенничестве (особенно если собственник эстонской фирмы — физическое или юридическое лицо, абсолютно связанное с российским товаропроизводителем). И потому, несмотря ни на какие коврижки, в схемах, где центральное место занимают офшорные компании, эстонской фирме лучше не участвовать. Пускай любые игры со своими офшорами российские предприниматели, если хотят, устраивают до сделки с эстонской фирмой. Максимум, на что можно соглашаться: при получении счёта от реальной российской фирмы, на основании её письма с просьбой перечислять деньги не ей, а в счёт её обязательств офшорной компании, — выполнить эту просьбу. Но и такую операцию не стоит повторять многократно.

Кстати, а ваша фирма участвует в подобных сделках? Если участвует, то вам есть, над чем подумать …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *